Вы всегда можете связаться с нами по телефону или в социальных сетях

АДРЕС

  • 6-я Советская ул., 30
  • г. Санкт-Петербург
  • Метро пл. Восстания

ТЕЛЕФОН

  • +7 (812) 988-04-44

Rock Star Tattoo

Директор тату-студии о модификациях тела, удалении тюремных тату и обучении 1

Директор тату-студии о модификациях тела, удалении тюремных тату и обучении

— У вас, как я понял, и бьют тату, и обучают мастеров?
— Да все верно, мы обучаем и трудоустраиваем татуировщиков, бьём тату, удаляем тату лазером, делаем пирсинг и бодимодификации.

— Расскажите о студии подробней. Вы говорили, что она старейшая в городе. Как это отражается на её работе?
— Больше это сказывается в подходе к обучению, мы перепробовали десятки методов и методик обучения, пока не пришли к оптимальной авторской методике. Также в огромном опыте мастеров и преподавателей, которые помогают раскрыться каждому ученику, независимо от того, есть ли у него навык рисовать или нет.

— Важно ли будущему татуировщику хорошо рисовать или вы обучаете и людей, которые будут работать с уже готовыми эскизами? Выйдет ли хороший мастер из человека, у которого таланта к рисованию нет?
— Конечно, выйдет! Главное, чтобы было желание. Редко когда встречаются талантливые художники-татуировщики. Художественное рисование — это навык, который можно приобрести, и тогда вопрос о таланте отходит на второй план. Мы обучаем основам рисунка, цветоведения и колористики, также есть дополнительные занятия по реализму, акварели, графике, если у мастера есть желание развиваться и идти дальше.

— Какие обязанности вы исполняете в студии?
— Я директор студии. Занимаюсь курированием всей работы студии, сотрудничество с другими студиями и магазинами, HR, закупки. Также в свободное время занимаюсь бодимодификациями: сплиты языков, имплантация, пирсинг, зашивание тоннелей и многое другое.

Директор тату-студии о модификациях тела, удалении тюремных тату и обучении 2

— Какие самые сложные бодимодификации приходилось делать?
— Делал реконструкцию ушей после восьмисантиметровых тоннелей. Ушло по три часа на каждое ухо.

— С насколько запирсингованными людьми вам приходилось работать? Были те люди, у которых пирсинг на почти всех местах, где можно и нельзя его сделать?
— Потихоньку это уже отходит. С одной стороны, 2007 уже прошёл и ничто не может его вернуть, а с другой стороны, индустрия и культура пирсинга сделала большой шаг вперёд: ты можешь разговаривать с сотрудницей Сбербанка ,а у неё проколото всё, что не видно под платьем. Пирсинг теперь не принадлежность к субкультуре, а является элементом стиля, но и очень интимным делом каждого. Люди стали более осознанно подходить к этому.

— Где вы сами обучались бодимодификациям?
— У меня медицинское образование за пазухой, а так, на друзьях и знакомых, ещё искал моделей через интернет, всё делал за спасибо. Тут главное практика. Десятки, а то и сотни людей должны пройти через тебя, пока ты действительно не отточишь навык.

— Каким самым интересным людям делали модификации?
— Был парень — рыбак. Он попросил оставить срез от мочки около трёх см, чтобы на неё корюшку поймать с моста. Были девушки из эскорта, которые хотели себя выделить на фоне остальных, но обычно запоминаются тихони, которые решаю изменить свою жизнь и накормить своих внутренних демонов, и приходят ко мне.

— Что самое безумное или попросту паршивое удаляли лазером на вашей студии?
— Тюремные татуировки, которые говорят о касте опущеного, очень много партаков из конца 90-х и нулевых.

Самое забавное — это была кривая свастика на сердце, горизонтальные лучи которого были опущены вниз

— Опишите саму структуру курсов татуировщиков. На какие этапы они делятся?
— Сначала к нам приходят на пробное занятие, на котором мы даём попробовать поработать на искусственной коже, чтобы человек понял, интересно ему вообще это или нет, затем идут занятия по теории, где рассказывается про ВСЁ, начиная видами тату-машинок и соблюдением СЭР (Санитарно эпидемиологический режим), а заканчивая оказанием первой неотложной помощи и информацией о том, как работать с клиентами в целом, Дальше идут занятия на искусственной коже в различных техниках и стилях, затем работы на живых моделях.

— Предоставляется ли во время курсов всё требуемое оборудование и расходники?
— Да, конечно, затем помогаем по окончании школы выбрать расходники и оборудование, даём скидки в крупных магазинах. Ещё мы предлагаем стажировку в студии, бесплатно находим ещё моделей для ученика для оттачивания навыков, затем мы или предлагаем аренду у нас по льготной цене, или же 50/50 и помогаем с поиском клиентов.

— Насколько сложно найти человека, готового стать моделью для участников курсов? Добровольцам бьют тату по их эскизу или эскизу студии?
— Довольно просто, у нас своя большая база моделей и у наших учеников хорошая репутация. Эскиз выбираем от ученика к модели, то есть выбираем то, что надо подтянуть ученику, или же стиль, в котором работает ученик, и выбираем вместе с моделью эскиз.

Директор тату-студии о модификациях тела, удалении тюремных тату и обучении 3

— Каким должен быть мастер, готовый преподавать на вашей студии? Какие основные критерии?
— Опыт работы в тату-индустрии в приоритете + навык преподавания + академическая живопись. У нас был опыт, когда мы брали к себе мастеров, имеющих громкие имена и большое количество регалий, но они не могли просто объяснить основные вещи, и с ними пришлось расстаться.

— Насколько сложно бороться с конкуренцией в сфере преподавания и в сфере бодимодификаций в довольно продвинутом в данных направлениях городе Петербурге?
— В плане преподавания по городу всего две крупные студии — это мы и наши бывшие партнеры, с которыми начинали, но дороги разошлись. В сфере бодимодификаций ко мне идут по знакомству, я занимаюсь этим в свободное время, это больше как оплачиваемое любимое хобби, поэтому конкуренции тут нет.

— Можно ли сказать, куда двигается тату-индустрия, или сейчас всё более-менее качественно, однородно и неизменно? Какие тенденции развития в технологическом и творческом планах замечаете?
— Тату-индустрия двигается семимильными шагами, в России тоже начинает вставать с колен, одна из причин — это появление конкуренции среди татуировщиков, которая заставляет их становиться лучше, оттачивать свои навыки не только как татуировщика, но и, например, в общении с людьми или продвижению. По качеству татуировок многие наши мастера могут конкурировать с именитыми мастерами из Европы и США, путешествуют по Европе по гестспотам как приглашённые мастера.

В России в тотукультуре почему-то принято поливать друг друга помоями, да и вообще высокое самомнение у многих мастеров. К счастью, наверху оказываются тихони, которые постоянно работают над собой

— С какими сложностями вы сталкиваетесь, как директор?
— Организационные вопросы везде одинаковые, а так, мелкие пакости со стороны конкурентов, но это тоже есть везде. Например, внезапные налоговые проверки, из Минздрава, Роспотребнадзора. По заявлению.

— А бывали проблемы с клиентами? Жалобы, конфликты на ровном месте и т.д. Что ярче всего запомнилось?
— Была девушка, которая делала сплит языка и отказалась выполнять рекомендации по уходу, потому что была веганка, это она даже не указала в анкете и при опросе. В результате были определенные проблемы из-за недопонимания серьезности процедуры.

— Как часто отказываете людям в обучении или процедурах? По каким причинам это случается?
— Перед процедурой мы всегда разговариваем с клиентами и даем анкету, чтобы выяснить, есть ли медицинские противопоказания и действительно им нужно это делать. По обучению ещё отказов не было.

— Приходилось сталкиваться с мастерами, которые вас сильно подводили?
— Бывало и такое, все-таки творческие личности. Но всегда, в первую очередь, нужно разговаривать, выявлять потребности, интересы и мысли по поводу работы да и просто о том, что в жизни человека происходит за стенами студии.

— Кто-то из окончивших курсы добился значительного успеха?
—Есть несколько, за которыми я слежу. Анастасия Камыш, Стелла Астаповская, Игорь Клезович. Прямо крепкие тату-мастера.

Ведет общий курс и индивидуальные занятия по повышению квалификации. Предпочитает графику, дотворк, геометрию.

Отправить комментарий